ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава

Специфичность словесного вида. Так как материал лит. произв. — не веществ, субстанция (тела, краски, мрамор и пр.), а система символов, язык, то и словесный О. еще наименее нагляден, чем пластический. Даже используя конкретно-изобразит. лексику, поэт, обычно, воссоздает не видимый вид предмета, а его смысловые, ассоциативные связи. Напр., строчки А. А. Блока “И ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава перья страуса склоненные / В моем качаются мозгу, / И глаза голубые бездонные / Зацветают на далеком берегу” (стих. “Незнакомка”) при всей кажущейся “картинности” чужды предметно-чувств. изобразительности; в их нарушена природная, пластически вообразимая связь вещей. Поэтич. О. тут слагается из самых разнокачеств. частей: физич. и психич., соматич. и ландшафтных ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава, зооморфных и флористич. (“перья... качаются... в мозгу”, “глаза. зацветают... на берегу”), к-рые несводимы в единство визуально представимого О.

Преломление 1-го элемента в другом, их смысловая взаимопронизанность, исключающая изобразит. четкость и расчлененность, — вот что отличает словесный О. от красочного. С другой стороны, будучи условным, словесный О. не преобразуется в символ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава, напротив, он снимает и преодолевает знаковость самого слова (см. Знак). Меж звучанием и лексич. значением слова связь случайная, немотивированная; меж лексич. значением слова и его худож. смыслом — связь органическая, образная, основанная на сопричастности, внутр. сродстве.

Одна из важных функций лит. О. — придать словам ту бытийную полновесность, цельность и самозначимость, какой ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава владеют вещи; преодолеть онтологич. ущербность знака (разрыв меж материей и смыслом), найти на той стороне условности безусловность. Это созданий, свойство словесного О., вбирающего и претворяющего знаковость языка, отмечал еще Г. Э. Лессинг: “Поэзия... располагает средствами возвысить свои произвольные знаки до степени и силы естественных”, так как возмещает несходство собственных ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава символов с вещами “сходством обозначаемой вещи с какой-нибудь другой вещью” (“Лаокоон...”, М., 1957, с. 437, 440).

Специфичность словесного О. проявляется также во временной его организации. Так как речевые знаки сменяются во времени (произнесения, написания, восприятия), то и образы, воплощенные в этих знаках, открывают не только лишь статическое подобие вещей ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава, да и динамику их перевоплощения. В эпич. и драматич. произв. сюжетная образность преобладает над образностью метафорической, при этом двучленность О. состоит не в уподоблении различных вещей (как в метафоре), а в расподоблении одной вещи, к-рая, претерпевая метаморфозу во времени, преобразуется в собств. противоположность. Узловым моментом сюжетного О.

является перипетия, перемена ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава событий к обратному, переход от счастья к несчастью либо напротив. Так, в “Пиковой даме” А. С. Пушкина фортуна Германна, вырвавшего у графини ее карточный секрет, оборачивается трагической неудачей; в “Ревизоре” Н. В. Гоголя намерение чиновников одурачить ревизора приводит к тому, что они сами оказываются обманутыми. Меж ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава сюжетом и тропом (О.-событием и О.-уподоблением) есть генетич. и структурная общность: перелом в действии значит, обычно, смену вида, надевание либо снятие маски, узнавание, разоблачение и пр. (о связи перипетии с узнаванием см. Аристотель, Об иск-ве поэзии, М., 1957, с. 73—75). В “Пиковой даме” карточная дама преобразуется в подмигивающую старуху ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава, отмечая перипетию в действии — переход героя от ряда выигрышей к решающему проигрышу (ср. также узнавание Эдипа в “Царе Эдипе” Софокла, разоблачение короля-убийцы в “Гамлете” У. Шекспира и т. д.). (Изоморфизм этих 2-ух типов худож. перевоплощений обоснован еще структурой старых обрядовых действ, переломный момент к-рых совпадал со сменой ритуальных масок ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава.) В лирич. произв. почаще преобладают О.-тропы, хотя это и не исключает способностей чисто сюжетного строения О., напр. в стих. Пушкина “Я вас обожал...”, где при отсутствии переносных значений слов образность носит динамически-временной нрав, раскрывая перевоплощения и перипетии любовного чувства в 3-х временах и лицах (прошедшее, истинное ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава, будущее —“я”, “вы”, “другой”). Метафоричность и сюжетность, стяженность вещей в пространстве и их развернутость во времени (см. Художественное время и художественное место) составляют гл. специфику лит. О. как более обобщенного и условного в сопоставлении с др., пластич. видами искусств.

Разновидности и систематизация литературных образов. Т. к. в О. вычленяются два ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава осн. компонента — предметный и смысловой, произнесенное и подразумеваемое и их взаимоотношение, то вероятна след. троякая систематизация образов: предметная, обобщенно-смысловая и структурная (см. Структура литературного произведения).

1) Предметность О. делится на ряд слоев, проступающих один в другом, как огромное через маленькое. К первому можно отнести образы-детали ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава (см. Деталь художественная), мелкие единицы эстетич. видения, более ясная, тонкодисперсная поверхность худож. мира. Образы-детали сами могут различаться в масштабах: от подробностей, нередко обозначаемых одним словом, до развернутых описаний, состоящих из мн. подробностей, каковы пейзаж, портрет, интерьер и т. п.; но при всем этом их отличит. свойство — статичность, описательность, фрагментарность. Из ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава их растет 2-ой образный слой произв.— фабульный, насквозь проникнутый целенаправл. действием, связывающим воедино все предметные подробности (ср. Сюжет и Фабула). Он состоит из образов внеш. и внутр. движений: событий, поступков, настроений, стремлений, расчетов и т. д.— всех динамич. моментов, развернутых во времени худож. произведения. 3-ий слой — стоящие за ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава действием и обусловливающие его импульсы — образы нравов и событий, единичные и собират. герои произв., владеющие энергией саморазвития и обнаруживающие себя во всей совокупы фабульных действий: столкновениях, различного рода коллизиях и конфликтах и т. п. В конце концов, из О. нравов и событий в итогах их взаимодействия складываются целостные ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава О. судьбы и мира; это бытие вообщем, каким его лицезреет и соображает живописец,— и за этим глобальным О. встают уже внепредметные, концептуальные слои произведения.

ОБРА

==253

Итак, подобно живому мирозданию, к-рое складывается иерархически, через объединение на высшем уровне частиц нижнего уровня,— так же слагается и худож. мироздание, от образов-атомов до ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава О.-Вселенной. О. малого заходит в О. огромного, и все произв. снизу доверху пронизано этим иерархии, строением.

2) По смысловой обобщенности О. делятся на личные, соответствующие, типические, образы-мотивы, топосы, архетипы. Точная дифференциация этих разновидностей образов, еще не установленная, затруднена тем, что они могут рассматриваться и как различные нюансы 1-го О., как ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава иерархия его смысловых уровней (личное по мере углубления перебегает в свойственное и т. п.). Личные О. сделаны самобытным, тотчас необычным воображением художника и выражают меру его оригинальности, неповторимости. Соответствующие О. открывают закономерности обществ.-историч. жизни, запечатлевают характеры и обычаи, всераспространенные в данную эру и в данной среде ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава. Типичность — это высшая степень характерности (см. Тип, Типическое), благодаря к-рой типич. О., вбирая в себя созданий, особенности конкретно-исторического, социально-характерного, перерастает в то же время границы собственной эры и обретает общечеловеческие черты, раскрывая устойчивые, нескончаемые характеристики людской натуры. Таковы, напр., нескончаемые образы Дон Кихота, Гамлета, Фауста, характерно-типич ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава. образы Тартюфа, Обломова и пр. Все эти три разновидности образов (личные, соответствующие, типические) единичны по сфере собственного бытования, т. е. являются, обычно, творч. созданием 1-го создателя в границах 1-го определенного произведения (независимо от степени их предстоящего воздействия на литературный процесс). Последующие три разновидности (мотив, т о ? о с ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава, архетип) являются обобщенными уже не по “отраженному”, реально-историческому содержанию, а по условной, культурно выработанной и закрепленной форме; потому они характеризуются устойчивостью собственного собств. потребления, выходящего за рамки 1-го произведения. Мотив — это О., циклический в нескольких произв. 1-го либо многих создателей, выявляющий творч. пристрастия писателя либо целого худож. направления. Таковы ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава образы-мотивы метели и ветра у А. А. Блока, дождика и сада у Б. Л. Пастернака, углов и порогов у ?. Μ. Δостоевского, моря и гор у писателей-романтиков. Топос (“общее место”) — это О., соответствующий уже для целой культуры данного периода либо данной цивилизации. Таковы топосы “мир как книжка”, “мир ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава как театр” для европ. худож. культуры средних веков и Возрождения, топосы дороги либо зимы для рус. лит-ры (Пушкин, Гоголь, Н. А. Некрасов, Блок и др.). В топике, т. е. совокупы О.-топосов, выражает себя худож. сознание целой эры либо цивилизации. В конце концов, обра.з-apxerun заключает ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава внутри себя более устойчивые и всесущие “схемы” либо “формулы” людского воображения, проявляющиеся как в мифологии, так и в иск-ве на всех стадиях его историч. развития (в архаике, классике, иск-ве современности). Пронизывая всю худож. лит-ру от ее мифол. истоков до современности, архетипы образуют неизменный фонд сюжетов и ситуаций, передающийся ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава от писателя к писателю.

3) По структуре, т. е. соотношению 2-ух собственных планов, предметного и смыслового, явленного и подразумеваемого, О. делятся на: а) автологические, “самозначимые”, в к-рых оба плана совпадают; б) металогические, в к-рых явленное отличается от подразумеваемого, как часть от целого, вещественное от духовного, большее от наименьшего ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава и т. п.; сюда относятся все образы-тропы (напр., метафора, сопоставление, олицетворение, гипербола, метонимия, синекдоха), систематизация к-рых отлично разработана в поэтике

==254 ОБРА

начиная с античности; в) аллегоричные и символические (условно —“суперлогические”), в к-рых подразумеваемое не отличается принципно от явленного, но превосходит его степенью собственной всеобщности, отвлеченности, “развоплощенности” (см. Аллегория, Знак ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава).

В процессе историч. развития худож. образности изменяется соотношение ее главных компонент: предметного и смыслового, к-рые тяготеют то к равновесию и слиянию, то к разорванности и борьбе, то к однобокому доминированию. Так, в иск-ве Др. Востока властвуют очень условные, аллегорич. либо символич. образы, в к-рых нескончаемое, грандиозно ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава-трансцендентное содержание не вмещается в рамки предметной зримости и завершенности; тогда как в антич. иск-ве достигается полная явленность смысла в ясных, пластически очерченных видах, содержание и форма к-рых сближены людской мерой, а не противостоят друг дружке как божественное и земное, возвышенное и ничтожное. Образность новоевроп ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава. иск-ва эволюционирует от классич. соразмерности, явленной в античности и восстановленной Ренессансом (см. Возрождение), к эстетике контрастного — вычурного либо уродливого, культивируемой уже в барокко. Предстоящая поляризация выразительно-смыслового и изобразительно-предметного компонент приводит к романтич., а потом к реалистич. образности, направленной преим. или на выражение внутр. мира в его нескончаемом ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава содержании, или на отображение наружной реальности в ее определенных историч. формах. Традиционное, барочное, романтическое и реалистическое — четыре осн. предела, меж к-рыми развивается образность в иск-ве нового времени, устремляясь то к гармонич. завершенности, эталону порядка, то к гротескным смещениям, необычным диспропорциям, то к открытости и глубине личного самовыражения, то ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава к правдивости и точности беспристрастного проигрывания реальности. В 20 в. все эти тенденции сосуществуют, борются, перекрещиваются в иск-ве разл. творческих способов и направлений, напр. в неоклассич. поэтике акмеизма и герметизма, неоромантич. течениях символизма, экспрессионизма и т. д. Новая образность тяготеет к еще больше далеким и расходящимся ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава пределам предметной точности и смысловой обобщенности, ведущим за рамки традиц. иск-ва вообщем — к документализму и мифологизму, т. е. к образам, сопричастным или внехудож. формам науч. исследования, или дохудож. формам творч. фантазии (что частично было предусмотрено еще в 19 в. Гегелем и Ф. Шеллингом, указывавшими обратные пути развития О.— к сближению с наукой ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава и мифологией). Сухая протокольность, перечислит, инвентарность, хроникальность, с одной стороны; притчевость, параболизм, мифотворчество, “магич.” либо “фантастич.” реализм, с другой стороны,— такая поляризация предметных и смысловых компонент в совр. О., все далее уводящая от “классич.” О., хотя и сохраняющая его в качестве нормы и эталона.

Художественное достояние вида. Достояние ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава О. определяется его многозначностью, множеством его предметно-смысловых связей как снутри, так и за пределами текста.

Напр., в пушкинской строке “Когда для смертного замолкнет гулкий денек” (стих. “Воспоминание”) заключен обеспеченный, многосмысленный образ, к-рый нельзя объяснить совершенно точно: здесь и ночь, сменяющая денек, и погибель, выводящая человека ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава за границы земной жизни и делающая ее предметом мемуары. И предстоящее развертывание вида подтверждает его многозначность: “...И на немые стогны града / Полупрозрачная наляжет ночи тень...”—это и точнейшее описание светлой петербургской ночи, и совместно с тем образ запредельного, населенного тенью, места, где в “бездействии” и “томительном бденьи” пребывает мучимая укорами прошедшего ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава, бессонная, бессмертная душа. Все это, совместно взятое, и составляет объемность пушкинского О., его пластическую завершенность и духовную неисчерпаемос^гь.

Умение отыскать общее в разном и различное в общем, одухотворить вещное и опредметить духовное; “...сила совоображения, которая есть духовное дарование с одной вещию, в уме представленною, купно воображать другие ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава...” (Л о мо н о со в М. В., Полн. собр.

соч., т. 7, 1952, с. 109); способность сопоставить вещи так, чтоб выявить в их способности саморазвития через взаимоотражение, и тем произвести ассоциативно глубочайшее и длит. эстетич. воспоминание — все это определяет худож. достояние О. “Каждый образ одним махом принуждает вас пересмотреть целую вселенную ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава” (Л. Арагон), через О. соприкасаются самые далекие сферы бытия. Соответственно и сами О. в худож. произв. сопрягаются по принципу взаимопроникновения (“образ заходит в образ”): в отличие от предметов, они владеют прозрачностью, “проходимостью” друг для друга; в отличие от понятий, не растворяются всецело друг в друге — низшее в ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава высшем, вид в роде, но сохраняют самостоятельность, обоюдную несводимость. Посреди сцеплений образов в определенном произв. нельзя выделить головного звена, подчиняющего все другие, но каждое есть и центр худож. Вселенной, и ее периферия по отношению ко всем другим центрам. Многоцентровость, поточнее, незакрепленность, всесущая подвижность центра, отличает систему образов от др. иерархич. систем (знаковых ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава, логич., политич. и т. д.). Эстетич. ценность О. определяется как его целостностью, так и самоценностью всех его частей (ср. старинное определение красы как большего единства в самом большом многообразии).

Историч. судьба О. обоснована его худож. богатством, взятым не со стороны предметной завершенности, а его смысловой открытости. Конкретно жизнь О ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава. в веках, его способность создавать все новые и новые связи с миром определенных явлений, врубаться в самые различные филос. системы и разъясняться изнутри различных обществ, течений и есть обнаружение вовне худож. потенциальности О., никогда не завершимый, но повсевременно идущий процесс его “практической” реализации. Подвергаясь многочисл. толкованиям, проецирующим О ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава. в плоскость определ. фактов. тенденции, мыслях, О. продолжает свою работу отображения и преображения реальности уже за пределами текста — в мозгах и жизнях сменяющихся поколений читателей. Обедняясь каждой отд. интерпретацией, О. выявляет свое достояние в их совокупы. Интерпретация, вроде бы случайна либо абстрактна она ни была, есть нечто ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава, требуемое виду как нужный, хотя и подвижный компонент его открытой смысловой структуры, как доказательство его возможности все вбирать и все разъяснять, ничем до конца не объясняясь.

История учений об виде. Вкупе с выделением худож. О. из синкретич. целостности мифа начинается и процесс его теоретич. осмысления. древний термин, эквивалентный понятию “О ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава.”,— ойдос”, в двузначности потребления к-рого интуитивно уже выявлялась его двуплановость. Эйдос — это и внешний вид, вид предмета, и его незапятнанная, внетелесная и вневременная суть, мысль. Позднейшие, новоевроп. теории, выделяющие нераздельность в О. его “вида” и “идеи”, только поновой соединяют то, что было нераздельно уже этимологически, в самом лексич ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава. значении др.-греч. ойдоса”. Но иск-во, по воззрению антич. мыслителей, не прямо связано с эйдосами, а через “мимесис”, подражание (см. Подражания теория), что показывает на зависимость, “отраженность” образов по отношению к реальности. Для Платона О. в иск-ве — это копии реальных предметов, к-рые сами являются копиями нескончаемых мыслях; отсюда ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава его в целом отрицат. отношение к “образным”, “подражательным” иск-вам, <стоящим на 3-ем месте от правды” и создающим обманчивую видимость, королевство призраков. Для Аристотеля О. уже не уступают реальным вещам, а в чем либо даже подымаются над ними, ибо подражают не сущему, а вероятному и заключают внутри себя не ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава единичное, а общее. Худож. О. может в корне поменять отношение к отображенному: то, что в реальности отталкивает, в иск-ве нравится. Как следует, мимесис — это подражание и сразу претворение, преображение предмета в О,, ведущее не к обману, но к возвышению над реальностью, к очищению от ее давящих аффектов (катарсис ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава). Эта тенденция к оправданию и возвеличению худож. О. в послеплатоновской эстетике добивается кульминации у Плотина, к-рый дает ему предпочтение не только лишь перед единичными вещами, да и перед обобщенно-отвлеченным, филос. занием. Подражая природе, живописец не удаляется от нее в область надуманного, а обнажает ее -сокровенные прототипы, незапятнанные ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава “идеи”, чтоб “...эйдос, находящийся в телах, связал и одолел природу, по собственной бесформенности ему обратную...” [“О чудесном” — см. в кн.; Лосев А. Ф., История антич. эстетики (Поздний эллинизм), 1980, с. 437]. Отсюда в первый раз введенное Плотином в мировую эстетику понятие “внутреннего эйдоса”, т. е. такового О., к-рый ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава не снаружи, “призрачное подражает вещам, но тождествен либо сопричастен их глубинной идее, закону их порождения из Одного. Таковой О. даже выше рассудочного понятия, ибо есть не просто верный метод зания Одного, но “красивый” метод его существования, цельность его самобытия.

Если древная эстетика рассматривает О. только в его отношении ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава к беспристрастному бытию, то новоевроп,, в особенности нем. классич. эстетика привносит в свое рассмотрение О. его отношение к творч. субъекту и его духовно-познават. деятельности. Соответственно в О. акцентируется не миметич., подражат. момент, а продуктивный, выразительно-созидательный: чувство, идея, эталон, фантазия — все, в чем утверждает себя единичная субъективность художника либо собират ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава. субъективность населения земли. При всем этом, если древние мыслители, стоявшие перед задачей вычленить худож. О. из синкретич. целостности мифа-ритуала, подчеркивали его дифференциальные признаки (О.— не действительность, не историч. повествование, не ремесл. изделие и т. п.), то мыслители нового времени, исходя из уже имеющейся дифференциации различных видов ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава деятельности, говорят синтетизм О., слияние и примирение в нем обратных начал. По Канту, в осн. О. (“эстетической идеи”) лежит “сочетание и согласие” “обеих познавательных возможностей—эмоциональности и рассудка” (Соч., т. 5, с. 339). Подобные мысли есть и у И. В. Гёте, Ф. Шиллера и в развитой и углубленной форме у Шеллинга, для ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава к-рого О. (в его терминологии — знак, т. е. “осмысленный О.”, Sinnbild) — тождество реального и безупречного, бытия и значения, конечного и нескончаемого. Но только благодаря Гегелю понятие и сам термин “О.” закрепляются в мировой эстетич. мысли для обозначения того духовно-чувственного, понятийно-бытийного единства, к-рое выделяет иск-во посреди иных ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава видов сознания и деятельности. По Гегелю, “...искусство изображает настоящее всеобщее, либо идею, в форме чувственного существования, вида” (Эстетика, т. 4, M., 1973, с. 412).

Определение иск-ва как “мышления в видах” стало принятым во мн. странах, в т. ч. в Рф, где оно имело огромное значение для утверждения нознават ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава. функции и реалистич. способа иск-ва, для преодоления классицистич. и романтич. отвлеченности и умозрительности (нормативности). “Кто не даровит творческою фантазиею, способною превращать идеи в образы, мыслить, рассуждать и ощущать видами, тому не посодействуют сделаться поэтами ни мозг, ни чувство, ни сила убеждений и верований, ни достояние уместно исторического и ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава современного содержания” (Белинский В- Г., Полн. собр. соч., т. 6, с. 591—92). Но к рубежу 19—20 вв. “образная” теория иск-ва заполучила односторонне-интеллектуалистич. и рационалистич. направленность, частично предрешенную распространением гегелевского (часто облегченного) абсолютного идеализма, но еще больше заостренную позитивистской концепцией “экономии мышления”, согласно к-рой образы сущность средства сокращения умств. усилий, “заместители тех масс ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава мыслей, из которых они появились” (П о т е б н я А. А,, Эстетика и поэтика, с. 520; ср. также О вс я н и к о-К уликовский Д. Н., Язык и искусство, Спб, 1895).

В противовес академич. лит-ведению кон. 19— нач. 20 вв., трактовавшему-0. как метод приятного изложения мыслей ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава, выдвигаются “антиобразные” теории иск-ва, отвергающие самое категорию О. на том основании, что она растворяет специфику худож, творчества в науке, философии, зании (Б. Кристиансен, В. Б. Шкловский, Л. С. Выготский). Этот пафос борьбы против О., соответствующий для эстетики 10—20-х гг., отыскал выражение в многочисл, эстетич. декларациях ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава и в известной мере поддерживался худож. практикой — рядом господствовавших тогда течений (символизм, экспрессионизм, футуризм, ЛЕф и пр.), устремлявшихся или к предельной условности символа-знака, или к нагой овеществленности факта и “приема” (см. Прием) и потому отрицавших О. как пережиток реалистическииллюзионистского, “копиистского” подхода к реальности. Для символистов О. очень похож на реальность, “натурален ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава”, для футуристов — очень далек от нее, “фиктивен”. С другой стороны, в это время появляются течения, объявившие создание О. самоцелью иск-ва: англ. имажизм и рус. имажинизм, частично франц. сюрреализм', О.-“имаж” в главном мыслится как троп, в нем подчеркивается сам момент замещения, образного сопоставления 1-го предмета с ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава другим, но органич. связь и единство образов меж собой — как в плане “реальном”, предметно-изобразительном, так и в плане “концептуальном”, духовно-выразительном — представляется необязательным и даже затемняющим гл. метафорич. установку. Произв.— это “масса образов”, из к-рой просто можно вытащить один О. и воткнуть другой,— так любой из их исчерпывается задачей ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава самодовлеющей связи 2-ух предметов.

Наибольшее воздействие в зап. эстетике и лит-ведении 20 в. заполучила психол. теория О., связывающая его с деятельностью воображения. Решающий вклад в это направление, приготовленное работами франц. и нем. ученых Т. Рибо и В. Вундта, занес 3. Фрейд (см. Фрейдизм), для к-рого поэтич. фантазия ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава — это “воплощение желания, корректив к неудовлетворяющей реальности” (“Совр. книжка по эстетике”, М., 1957, с. 191), Источник худож. образов тот же, что у сновидений либо грез наяву, с той различием, что инстинкт, вызывающий грезу, в О. более тесновато приспособляется к наружной действительности, обуздывается разумом и моралью, опредмечивается, хотя и остается по существу ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава подсознательным и либидоносным. Психоанализ поддержал падающий в 20 в, авторитет “образной” теории иск-ва, хотя и с обратных классич. идеализму позиций: если у Гегеля беспристрастная мысль нисходит в конкретность, эмоций, материал, то у Фрейда инстинкт всходит (сублимируется) в беспристрастную, приятную форму (см. Психоанализ в литературоведении). Теория О. как манифестации ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава безотчетного оказалась более применимой к архетипич. образам (К. Юнг и его школа), найденным и там, где ранее усматривалось только воплощение индивидуально-авторской концепции. На этой базе были сделаны разные типологии и систематизации лит. О., связывающие их с 4-мя веществ, стихиями (Г. Башлар), 4-мя периодически года (Н. Фрай) и др. устойчивыми модусами бытия ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава.

Два других влиятельных направления в исследовании О. в зап. эстетике — феноменологическое и семиотическое. 1-ое из их, представленное Р. Ингарденом, ранешным Ж. П. Сартром, Н. Гартманом, рассматривает О. как особенный “призрачный” предмет, метод бытия

ОБРА

==255

κ-poro φеликом совпадает (в отличие от бытия реально имеющихся предметов) со методом его обнаружения ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава и восприятия — см. феноменологическая школа в литературоведении. Если психоанализ выводит О. из деятельности его порождения, то феноменология — из процесса его узнавания и постижения, здесь за базу берется не воображение, а видение. Семиотика рассматривает О. в связи с имманентной данностью худож, произв. Последние тенденции в семиотике вообщем игнорируют категорию О ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава. как старую и малосодержательную с т.л. серьезной науки; более умеренные признают О. особенной разновидностью знака — изобразит., либо иконическим, знаком, в к-ром меж значащим и означаемым имеется созданий, общность и приятное сходство; самые терпимые по отношению к традиц. поэтике склоняются к признанию О. и знака 2-мя равноправными и предельными вариантами — границами ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава одной шкалы изобразительностиусловности, органичности-конвенциональности, меж к-рыми есть много переходных делений (Ч. Моррис и Д. Хамилтон).

Итак, три осн. направления зап. эстетики 20 в. в собственном подходе к О., на самом деле, ориентируются на три различных его нюанса: О. в акте творчества, О. в акте восприятия, 07 в данности ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава текста. Как ни существенны эти отд. нюансы, но только во связи собственной они способны окутать О. как нечто целостное.

Марксистская эстетика, следуя традициям классич. нем. философии, отводит О. одно из центр, мест в иск-ве, определяя его как единство типического и личного (“каждое лицо — тип, но вкупе ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава с тем и полностью определенная личность, „этот"...” (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Об иск-ве, т. 1, 1976, с. 4). В противоположность гегелевской объективно-идеалистич. трактовке, момент обобщения в О. понимается не как воплощение идеи всеобщего, как отражение самого обществ, бытия и раскрытие обществ, сути человека. При всем этом важное значение приобретает ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава понятие типического, характеризующего людей как представителей определенных социально-историч. групп, эпох, классов: “...реализм подразумевает... правдивое проигрывание обычных нравов в обычных обстоятельствах” (там же, с. 6). Упор на худож. правдивость, на связи действующих лиц со средой, на необходимость таковой обобщающей идеи, к-рая не привносилась бы создателем предвзято ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава, но сама вытекала бы из совокупы изображенных событий (“...писатель не должен преподносить читателю в готовом виде будущее историческое разрешение изображаемых им публичных конфликтов”, там же, с. 5),— все это свидетельствует об ориентации Маркса и Энгельса на реалистич. тип образов (см. Реализм).

Эти суждения стали начальными для разработки теории О. в сов. эстетике и ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава лит-ведении. В отличие от западной, тут преим. исследовалось не архетипическое, а типическое в О., т. е. его отношение к историч. реальности.

Совместно с тем исследование О. велось (в особенности с 60-х гг.) по мн. фронтам, соотносящимся с различными традициями и неуввязками эстетич. мысли: связь О. с мифом ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава и обрядом (О. М. Фрейденберг, А. Ф. Лосев), О. и худож. речь (Г. О. Винокур, А. В. Чичерин, В. В. Кожинов), историч. развитие и нац. специфичность образов (Г. Д. Гачев, П. В. Палиевский), О. как особенная модель освоения реальности (М. Б. Храпченко), условность и знаковость О. (Ю. М. Лотман ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава, Б. А. Успенский), образы — мотивы, знаки, топосы, архетипы (Д. С. Лихачев, С. С. Аверинцев, И. Б. Роднянская, С. Г. Бочаров), пространственновременная форма образов (М. М. Бахтин), О. создателя и героя (В. В. Виноградов, Л. Я. Гинзбург). Для совр. сов. эстетики в особенности характерен подход к О. как ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава к живому и целостному организму, в наиб. степени способному к постижению полной правды бытия, так как он не только лишь есть (как предмет) и не только лишь означает (как символ), но “есть то, что он означает” (идея Шеллинга, глубоко усвоенная рус. филос. эстетикой и критикой еще в 20—30-х гг. 19 в ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава.). В сопоставлении с зап. наукой понятие О. в рус. и сов. лит-ведении само является более “образным”, неоднозначным, имея наименее дифференцир. сферу потребления.

==256 ОБРА

Напр., в англо-амер. эстетике термин “image” (образ) имеет еще более узенький и особый смысл: не О. мира либо человека, но О.— предметная деталь, изобразит, подробность либо ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава О.-троп, метафора. Вся полнота значений рус. понятия О. покрывается только целым рядом англо-амер. определений, сначала “symbol” (употребляется обширнее, чем рус. “знак”, в значении “образ” вообщем, но с подчеркнутым моментом худож. условности), также “copy” (копия, жизнеподобный О.), “fiction” (фикция, измышленный О.), “figure” (О. в переносном, фигуральном значении ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава), “icon” (иконич., изобразит, символ) и пр.

Многозначность и широкая употребительность рус. термина “О.”, достояние его лексич. цветов и этимо· логич. соответствий, смысловая перекличка с такими эстетически важными категориями, как “воображение”, “отображение”, “изображение”, “преображение”, “сообразность”, “эталон”, “прототип”, “благообразие”, “своеобразие”, “отвратительное” и др.,— все это делает его центр, категорией отечеств, эстетики, позволяющей связать ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ 67 глава воедино различные нюансы худож. творчества и осознать их терминологич. соотнесенность, теоретич. взаимопроницаемость — как отражение целостной и многогранной природы самого худож. О.


literaturovedenie-i-literaturnaya-kritika.html
liternoe-oboznachenie-n1-ili-ch2.html
litij-guyakol-avena-kniga-sostavlena-na-osnove-tematicheskih-viderzhek-o-zdorove-i-medicine-iz-ucheniya-zhivoj-etiki.html