Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор)


Литературы Западной Европы [XVIII в.]

19

ВВЕДЕНИЕ

XVIII век в истории европейских литератур ознаменован выдающимися художественными открытиями. В первой половине века происходят значительные перемены в литературах Великобритании, Франции, Германии, Дании, а скоро находится единое направление Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) этих конфигураций, явное сходство эстетических требований и критериев, выдвигаемых писателями и теоретиками. Во 2-ой половине столетия в наметившийся общий поток вливаются литературы Юга, Севера и Востока Европы.

Практически во всех странах Европы Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) в литературу вступает поколение писателей, которое приносит не только лишь новое содержание и новые формы, да и новый взор на роль литературы. Она объявляется чуть не основным орудием преобразования общества. Уже Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) в этом отличие ее от литературы XVII в. Многие писатели становятся властителями дум конкретно поэтому, что они выступают как глашатаи смелых публичных мыслях. Самый литературный авторитет утверждается на базе совсем новых, других Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) критериев. В эру Возрождения петраркистами называли поэтов, которые писали стихи, подражая поэтическому языку и стилистическим приемам Петрарки. Вольтерьянцами называли людей, которые могли вообщем не брать пера в руки, но исповедовали ненависть Вольтера Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) к феодальным авторитетам и к церковному обскурантизму.

Новенькая полоса расцвета в европейских литературах связана сначала с революционными сдвигами в публичном сознании народов Европы.

В XVII в. буржуазная Голландия смотрелась небольшим островком посреди феодального моря Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор). В конце XVII в. начинает утверждаться буржуазный порядок в Великобритании. На финале XVIII в. отпадают от Великобритании и конституируются как независящая буржуазная республика ее южноамериканские колонии. Франция идет навстречу величайшей из буржуазных Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) революций. В Германии, в Италии, в Скандинавских странах медлительно, но непредотвратимо одолевает антифеодальная идеология.

При очень резких различиях в государственном развитии отдельных государств в XVIII в. несложно выделить общую идейно Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор)-эстетическую платформу. Осуждение феодальных институтов, критика церковного догматизма и морали, утверждаемой церковью, проявлялись уже в литературе Средневековья. Более глубочайший и обобщающий смысл эта критика заполучила в эру Возрождения. Своеобразие XVIII в Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор). заключается в том, что идейное пришествие против феодализма зополучило передний, всеобъятный нрав. Сложилась стройная система антифеодальных взглядов, оформилось массивное идеологическое движение — Просвещение, определившее весь ход литературного развития в большинстве европейских государств.

В системе философских Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) и социологических суждений важными для мыслителей и писателей были понятия Разума и Природы. Понятия эти не были новыми — они присутствовали в этике и эстетике предыдущих веков. Но просветители дали им новый Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) смысл, сделали их главными аспектами как в осуждении прошедшего, так и в утверждении эталона грядущего. Прошедшее почти всегда осуждалось как неразумное. Будущее энергично утверждалось, ибо просветители верили, что их усилиями методом воспитания, убеждения Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор), непрерывных реформ можно сделать в конце концов «царство разума». Заинтересованно дискуссировалось и другое понятие — «законов природы». Более поочередно мыслившие просветители внушительно обосновывали, что имеющиеся крепостнические порядки противоречат самой природе. Борьба за новый, буржуазный Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) порядок представлялась как возвращение к разумности и естественности. «Естественное состояние, — писал Дж. Локк, — есть состояние свободы, но не своеволия, оно управляется законами природы, которым всякий должен подчиняться: разум, открывающий эти Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) законы, учит всех людей, что никто не имеет права вредить жизни, здоровью, свободе, имуществу другого».

Понятие «естественный человек» выкристаллизовало внутри себя те моральные и публичные свойства, которые мыслители и писатели XVIII в. желали Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) созидать в герое собственного времени.

Просветители не могли в то время узреть нового человека в исторической перспективе. По словам Маркса, «он представляется им не результатом истории, а ее начальным пт, так как Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор), согласно их мнению на людскую

^ 20

природу, соответственный природе индивид представляется им не исторически появившимся, а данным самой природой» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 12, с. 709—710).

Как в свое время Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) гуманизм Возрождения, Просвещение — это не литературное направление, а философская, соц и этическая концепция, нашедшая полное и многогранное отражение в искусстве и литературе. Вместе с большими философами (Локк, Лейбниц, французские материалисты, Кант) идеи Просвещения разрабатывают Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) выдающиеся мыслители, которые известны как примечательные мастера художественного слова (Вольтер, Дидро, Руссо, Лессинг, Шиллер, Гете). При всем этом идея и слово образуют единство. Придавая необычно принципиальное значение литературе как Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) орудию перевоспитания и преобразования общества, просветители разработали новые эстетические принципы. Воинствующий антифеодальный нрав новых мыслях обусловил новшество литературы XVIII в., привел к художественным открытиям, обогатившим мировую литературу.

Никогда еще литература не была так Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) открыто, тесновато и органично связана с философией. Понятая как «наука о счастье» и экономическом благосостоянии населения земли (Шефтсбери, физиократы и энциклопедисты), философия вторгалась во все области жизни, и литература Просвещения стала передовым Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) плацдармом, где проверялись новые, смелые мнения на человека и общество. Споры о «человеческой природе» переходили со страничек ученых философских трактатов на странички поэм, романов и пьес. «Опыт о людском разуме» и Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) педагогические сочинения Локка формулировали начальные предпосылки огромного количества романов этой эры. Философские концепции не только лишь дискуссируются героями художественных произведений просветителей, да и органически включены в подоплеку повествования и поочередно выверяются всем Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) ходом сюжета. Так, Вольтер спорит с Лейбницем в повести «Кандид, либо Оптимизм»; Филдинг в «Томе Джонсе» обыгрывает многие идеи Шефтсбери; а Стерн в «Тристраме Шенди» сразу и опирается на Локка, и шутливо полемизирует Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) с ним в протяжении всего романа.

Конкретно на базе общих идеологических устремлений в XVIII в. стремительно преодолевается разобщенность отдельных литератур Европы, еще так приметная в предыдущем столетии.

Значительно изменяется и самый Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) нрав интернациональных связей. Сеть их существенно расширяется, и процесс их развития становится еще более насыщенным и оживленным, чем ранее. В протяжении всего века главные центры идеологической, и а именно литературной, жизни Западной Европы не Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) один раз передвигаются. Сначало, в самом конце XVII в. и сначала XVIII в., центром мыслях Просвещения становится Великобритания. Потом «эстафета» подхватывается Францией. Исследование Локка о людском разуме, по словам Маркса и Энгельса, «очень Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) кстати явилось с того берега Ла-Манша. Оно встречено было с энтузиазмом, как издавна и страстно ожидаемый гость» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 2, с. 142). Эта образная черта Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) дает живое представление о той атмосфере чувственного подъема, пылкой и скупой заинтригованности фуррорами Просвещения, в какой развивалась тогда духовная жизнь. Идеи, воспринятые у британских просветителей, получают более последовательное и смелое воплощение в творчестве Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) Вольтера, Дидро и Руссо. А несколько позднее в процессе развития литературных взаимосвязей, обогащенные опытом британского и французского Просвещения, добиваются расцвета и зрелости и другие литературы, окутанные этим движением.

Оживлению государственных связей меж Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) просветительскими литературами содействует и осознаваемая самими писателями общность их кардинальных задач, и обусловленный этим неустанный теоретический и творческий энтузиазм к опыту соседей. Это проявлялось и в умножении количества переводов, и в неослабном Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) внимании, с каким писатели Просвещения смотрят за литературной жизнью других государств. «Похвала Ричардсону», написанная Дидро, может служить примером глубочайшего и проницательного литературного анализа, для которого национальные различия не служат помехой благодаря общности Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) начальных просветительских позиций. А шедевр самого Дидро, «Племянник Рамо», становится известным европейским читателям (правда, уже сначала XIX в.) сначало в переводе Гете и с его комментами и только позднее — во французском Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) подлиннике. Выходящая в Милане «Литературная газета» (1765—1776) часто знакомит собственных подписчиков не только лишь с произведениями британских и французских создателей, да и с книжными новинками дальнего Петербурга.

В истории интернациональных литературных взаимосвязей XVIII в. нередки Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) случаи, когда новаторские произведения литературы Просвещения встречали более глубочайшее осознание не у себя дома, а за рубежом. Так, Руссо объяснил значение «Робинзона Крузо», как никто из британских критиков XVIII в. Л Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор). Стерн был понят Вольтером, Дидро и Гете поглубже, чем своими соотечественниками.

Посреди идеологов Просвещения было всераспространено понятие «гражданин мира». Оно было

21

порождено просветительской верой в общечеловеческое единство Разума и Природы Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор). Вот поэтому оно не только лишь не вступало в противоречие с государственным сознанием просветителей, но часто оказывалось исторически нужной формой его проявления. «Писатели всех государств, — утверждал, к примеру, Гольдони в посвящении комедии «Семья Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) антиквария», — составляют единую республику, являясь благодаря этой прелестной мамы гражданами и братьями. Отдаленность территорий, различие климата, несходство языка не делают разными сердечко и дух, и ученые, живущие в различных городках, провинциях и странах всего Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) света, относятся друг к другу как обитатели единой страны, поселившиеся в различных домах. Потому ошибается тот, кто презирает другие народы, почитая только собственный свой; но более заблуждается и тот, кто Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) превозносит иноземцев и презирает собственных соплеменников. Можно восхвалять даровитых людей Великобритании, не оскорбляя французов, а мы можем одобрять и тех и других, отдавая подабающее нашим выдающимся итальянцам».

В таких странах, как Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) Италия и Германия, национальное объединение которых оставалось еще делом более либо наименее отдаленного грядущего, позиция «гражданина мира» являлась выражением протеста против сохранившейся еще средневековой замкнутости и феодального партикуляризма. Можно осознать, к примеру, Шиллера Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор): ему тесновато в границах вюртембергского либо веймарского герцогства, подданным которых он в различное время был. Он заявлял: «Я пишу как гражданин мира, который не служит ни одному князю».

Широта публичного кругозора Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) просветителей, мысливших себя «гражданами мира», подразумевала и внимательный, благожелательный энтузиазм к дилемме государственного нрава как собственного народа, так и народов других государств. Гольдони делает несколько комедий, в центре которых — представители других европейских наций Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор), у их, по воззрению драматурга, есть чему поучиться его соотечественникам («Голландский врач», «Английский философ» и др.). Поясняя план последней комедии, Гольдони писал в вступлении к ней, что его герой, «достойный почтения философ, извлечен Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) из недр народа, который мыслит и рассуждает лучше, чем какой-нибудь другой». В период, когда феодально-католическая Испания была ненавистна британцам как их злейший неприятель, Дефо в «Робинзоне Крузо» вывел Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) несколько испанцев — людей великодушных, полностью достойных дружбы и доверия, с какими относится к ним герой.

Антифеодальное по собственной сути просветительское движение в разных странах Западной Европы воспринимало особенный нрав. Национальное своеобразие просветительской литературы в Великобритании Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор), во Франции, в Германии и т. д. определялось особенностями общественного, экономического и политического развития каждой из этих государств в XVIII в., так же как и всей совокупой предыдущих литературных традиций. Так Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор), в Великобритании, где буржуазная революция произошла еще в XVII в., перед просветительской литературой встают задачки не только лишь борьбы с феодальными пережитками во всех областях жизни, да и осмысления новых, буржуазных форм Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) жизни (что и находит отражение в британском просветительском романе). В политически раздробленной, экономически отсталой Италии, напротив, буржуазная революция была еще далековато, тут не существует ни революционной буржуазии, ни того одного третьесословного фронта, который Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) был характерен в это время для идейной жизни Франции. Потому в собственной критике дворянской морали итальянские просветители, обычно, оказываются существенно умереннее и осторожнее собственных французских и британских единомышленников (ср Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор). «Памелу» Гольдони с одноименным романом Ричардсона). В то же время — и в этом состояла диалектика противоречивого процесса формирования литературы западноевропейского Просвещения — конкретно отсутствие в Италии готового к революции третьего сословия позволяет наикрупнейшим итальянским Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) писателям XVIII столетия избежать многих третьесословных иллюзий, которым дали дань даже Дидро, Бомарше, Шиллер, — не соединять трудящийся люд с буржуазией и даже остроумно высмеивать буржуазность неких просветительских теорий и эталонов (к примеру, теорию «разумного Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) эгоизма»).

Вкупе с тем просветительское движение в каждой из западноевропейских государств не было однородно: тут сталкивались разные по социальной природе, идеологической направленности и художественному своеобразию течения; борьба меж ними Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) — снутри общего лагеря Просвещения — время от времени достигала достаточно значимой остроты. А. Галлер резко осуждал «безбожника» Вольтера. Но рядом с конструктивным Руссо сам Вольтер смотрелся более умеренным. А ведь были, не считая Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) того, писатели, которые мыслили смелее Руссо (Мелье, утопические коммунисты: Морелли, Мабли; такие плебейские создатели, как Дюлоран).

XVIII век отмечен необыкновенной интенсивностью эстетической мысли. Самое слово «эстетика» введено в научный обиход в 1750 г. Баумгартеном. Шли жаркие Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) споры меж

22

Иллюстрация: «Болтун»

Титульный лист. Лондон, 12 апреля 1709 г.

сторонниками классицизма и его противниками, меж Готшедом и швейцарскими критиками, меж Руссо и энциклопедистами, меж Гердером и Кантом; взоры на искусство изменялись Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) даже у 1-го и такого же писателя, как это было у Гете и Шиллера, перешедших с позиций «Бури и натиска» на платформу веймарского классицизма.

И все таки в этом бурном потоке эстетических Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) мыслях можно выделить генеральное направление, определяющие для эры Просвещения принципы.

Сначала для подавляющего большинства просветителей свойственна активная общественная позиция. Они все сторонники идеологического искусства, модифицирующего мир (хотя их представления о Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) масштабах и способах этого преобразования были очень различны).

Писатели Возрождения часто оказывались геройскими одиночками. Кружки гуманистов были сначала рассчитаны на избранное общество просвещенных единомышленников. Концепция просвещения непременно подразумевает широкий круг «просвещаемых», при всем этом Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) идет речь уже не о распространении гуманитарной культуры (как гуманисты пропагандировали познание старых языков, древней литературы и философии), а об утверждении принципов гуманности, разума и справедливости во всей публичной жизни Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор).

В XVIII в. обожали повторять: «Мнения правят миром». Обычно эта формула приводится для подтверждения идеалистической позиции просветителей в осознании развития общества. Но эта формула несла внутри себя рациональное зерно. Просветители не только лишь отражали Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) в собственных трудах кризис феодального общества, да и очень энергично ускоряли и углубляли его. Тут уместно вспомнить слова Маркса о том, что теория, овладевшая массами, сама становится вещественной силой (см Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор).: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 1, с. 422). Идеи Просвещения, непременно, становились вещественной силой. Политическая практика якобинцев — значимое тому подтверждение.

Знаменательная примета XVIII в. — бурный рост книжной продукции, повышение тиражей, резвое распространение литературных Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) еженедельников, а в научной литературе окончательное вытеснение латинского языка государственным (вспомним, что еще сначала века в Германии практически половина книжек печаталась по-латыни). Сразу с «Энциклопедией» Дидро и Д’Аламбера (которая имела маленький Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) тираж и по стоимости была доступна только богатым) на читателя обвалился целый дождик брошюр и памфлетов, в каких высочайшие идеи энциклопедистов популяризовались и пропагандировались, в том числе и в беллетристической Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) форме. Только относительно не так давно стали известны многие подробности о существовании полулегальной и незаконной литературы в XVIII в. и выявилось значение таких писателей, как Дюлоран во Франции либо Верклин в Германии Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор). «Бойкая, жива, профессиональная, остроумно и открыто нападающая на господствующую поповщину публицистика старенькых атеистов XVIII века» — такую высшую оценку получила она у В. И. Ленина (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор). 45, с. 26).

При всем этом стираются прежние жесткие границы меж философскими, публицистическими и фактически художественными жанрами. Это в особенности приметно в жанре эссе, получившем более обширное распространение в литературе ранешнего Просвещения. По сопоставлению с Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) тем, каким он был у именитых эссеистов позднего Возрождения — у Монтеня, Бэкона, Бертона, просветительское эссе XVIII в. (как этот жанр сложился, а именно, в журнальчиках Аддисона и Стила) еще более популярно и по содержанию Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор), и по форме. Доходчивый, непосредственный и гибкий, жанр этот позволял стремительно отзываться на действия и обладал необыкновенно широким спектром, гранича то с критичной статьей, то с публицистическим памфлетом, то Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор)

23

даже заключая внутри себя зачатки просветительского романа.

Растет значение воспоминаний (воспоминания Сен-Симона, Вольтера, Бомарше, Гольдони, К. Гоцци, Альфьери, Казановы) и эпистолярного жанра, который уже получил обширное распространение в XVI—XVII вв. В Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) форму открытого письма, заранее созданного для печати, часто облекаются развернутые полемические выступления по самым различным вопросам публичной, политической и художественной жизни (как, к примеру, известное письмо Руссо Д’Аламберу о театре Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор)). Достоянием читателей становятся и личные переписки видных деятелей Просвещения (так именуемый «Дневник для Стеллы» Свифта, письма Вольтера, Дидро и др.), по праву воспринимаемые как монументы литературной и публичной мысли.

Популярность приобретает и другой документальный Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) жанр — путешествий либо путных заметок, — дающий широкий простор и для картин общественного быта и характеров, и для глубочайших социально-политических обобщений (Смоллет в «Путешествии по Франции и Италии» за 20 с излишним лет предвидел Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) революцию во Франции).

Острый энтузиазм к документально четкому раскрытию нрава и воззрений значимой личности делает вероятным возникновение таких уникальных в собственном роде книжек, как монументальный том бесед С. Джонсона Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) с Босуэллом, записанных последним.

Упругость и подвижность повествования проявляется в самых различных формах. Авторские отступления, посвящения (время от времени превращавшиеся в целый памфлет, как, к примеру, известное посвящение «Его высочеству царевичу Потомству Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор)» в «Сказке о бочке» Свифта), свободно вводимые в текст дебаты на любые философские и политические темы, вставные новеллы, письма, время от времени даже проповеди — все это практически беспредельно расширяло коммуникативные способности просветительской литературы. Часто Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) шуточки и пародии подменяли собой ученый трактат. Так, Филдинг в сатирической комедии «Трагедия трагедий, либо Жизнь и погибель Величавого Мальчика-с-пальчик» борется с эпигонами драматургии барокко и классицизма во имя правды Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор), естественности и демократизма искусства, используя для этого пародийный сюжет и образы собственной пьесы, и настолько же пародийные «ученые» комменты к ней. В шуточной, юмористической форме он ведет, таким макаром, борьбу за Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) те же принципы просветительской эстетики, за которые в суровом критико-публицистическом жанре будут биться позже и Дидро в трудах о драме, и Лессинг в «Гамбургской драматургии».

Нужно при всем этом различать теоретические Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) принципы, которые выдвигали просветители, и их художественное творчество. Историческую ограниченность тогдашних теорий нельзя механически переносить на шедевры, создаваемые по законам искусства. Так, исторический опыт прошедших 2-ух веков внушительно опроверг те «робинзонады Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор)», которые конструировали в собственных работах экономисты XVIII в. Адам Смит и Рикардо, но в сознании читателей всей земли это не поколебало славы романа Дефо. Все новые и новые поколения продолжали восторгаться подвигом Робинзона Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) на необитаемом клоке земли. Пример героя Дефо воспитывал в читателях веру в бескрайние способности человечьих рук и людского мозга. Руссо был убежден, что эту книжку должен получить первой каждый ребенок, научившийся Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) читать.

Очевидно педагогический авторитет «Робинзона Крузо» утвердился только поэтому, что Дефо отыскал такие художественные средства, которые позволили ему внушительно донести свое представление о человеке и его инициативной миссии на земле.

На теоретическом уровне Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) «робинзонада» была несостоятельна, но как художественный образ она отражала величие эры — эры энергичного отрицания прошедшего и веселых надежд на будущее — и совместно с тем заключала внутри себя и общечеловеческий и оптимистический смысл Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор). Пример романа Дефо очень показателен: казалось бы, бесхитростное повествование о «странных умопомрачительных приключениях» героя, полюбившаяся детям всей земли история пребывания Робинзона на необитаемом полуострове, при внимательном рассмотрении обнаруживает глубочайший философский подтекст.

Художественная литература Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) Просвещения, непременно, опережала теоретические построения просветительской философии: логика живых образов оказывалась более эффективной, чем абстрактные рационалистические схемы. В протяжении литературной истории XVIII в. можно выудить проявления специфичной «самокритики» Просвещения; она по-разному заявляет Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) о для себя и в «Путешествиях Гулливера», и в «Истории Тома Джонса, найденыша», и в «Тристраме Шенди» Стерна, и в «Племяннике Рамо» Дидро и, естественно, в «Фаусте» Гете. Просветительский Разум Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) тут вроде бы инспектирует себя самого то шутливо-юмористически, то трагически-серьезно, выясняя пределы своей действенности и суверенности. Пригодился, естественно, длинный и катастрофический исторический опыт, включающий и Французскую революцию, и Термидор для Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) того, чтоб Гете сумел вроде бы невзначай увидеть в «Годах учения

24

Вильгельма Мейстера»: «Сумма нашего бытия никогда не делится на разум без остатка, но всегда остается какая-нибудь умопомрачительная дробь». Этот вывод Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) подготовлен исподволь и поисками любознательной художественной мысли писателей Просвещения. Самокритика Просвещения в литературе XVIII в. означала отказ от облегченных, стандартных, окостеневших решений нравственных и соц вопросов. Зачатки специфичной диалектики (отдаленно предвещавшие будущие Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) этапы реализма) уже были заключены, к примеру, в анализе быстрых взаимопереходов от «высокого» прекраснодушия к «низменному» себялюбию в «Сентиментальном путешествии» Стерна либо в драматической коллизии «Племянника Рамо» Дидро, где правда настолько иронично оборачивается своими Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) обратными качествами в споре добродетельного философа-рационалиста с циническим хищником Рамо... Этот процесс самокритики Просвещения, развертывающийся в художественной литературе, блистательно заканчивается в «Фаусте», где диалектика осознается как закон бытия и где разум Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) воспринимается в его соподчинении всей эффективной актуальной практике населения земли: «Суха теория, но вечно зеленеет древо жизни». Эта самокритика имела в собственной базе беспристрастную закономерность: в процессе исторического развития обнажались противоречия Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор), заложенные в самой просветительской идеологии, хотя только позже стало разумеется, что «царство разума было не чем другим, как идеализированным королевством буржуазии» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 20, с. 17). Более Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) чуткие разумы XVIII в. уже улавливали некие признаки того общественного антагонизма, который скоро откроется в недрах третьего сословия, до поры до времени выступавшего единым фронтом против общего неприятеля — феодального правопорядка.

Некие положения эстетических теорий Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) 2-ой половины века частично уже предвосхищали романтическую критику Просвещения. Так, к примеру, Э. Берк уже в конце 50-х годов XVIII в. противопоставляет просветительскому понятию красивого (как категории неотъемлемой от категорий Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) разумного и хорошего) понятие возвышенного, которое, как он утверждает, питается темными чувствами кошмара и ужаса и никак не исключает чувств боли и даже омерзения.

Появлялись и очевидно обскурантистские, антипросветительские концепции. Де Сад с Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) цинической драматичностью оправдывал извращения и мучительство, заявляя, что если подобные вожделения могут появиться в людском сознании, то, означает, и они санкционированы «природой», этим верховным судьей просветительской этики!

В просветительской литературе XVIII Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) в. сначала поражает ее направленное на определенную тематику достояние и жанровое обилие. Крылатое выражение Вольтера: «Все жанры неплохи, не считая скучного» — вроде бы подчеркивает отказ от всякой нормативности, нежелание отдавать предпочтение одному жанру перед Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) другими.

И все таки жанры развиваются неравномерно. XVIII век — это по преимуществу век прозы. Большие художественные победы сначала связаны с жанром романа, сочетавшего высочайший этический пафос с мастерством изображения общественного быта различных Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) слоев современного общества. Невзирая на то что в предыдущие эры западноевропейская литература уже отдала много значимых образцов романа — «Дон Кихот» Сервантеса, «Симплициссимус» Гриммельсгаузена, некие плутовские романы, «Принцесса Клевская» де Лафайет, — жанр романа Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) получает всеобщее признание по существу только в XVIII в. При всем этом понятие просветительского романа необычно емко, не связано никакими узенькими формальными предписаниями.

Ни одна эра до того времени Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) не выдвигала такового обилия типов романа, как этот век. Конкретно в области прозы делаются художественные открытия мирового значения. Новаторскими были и роман в письмах Ричардсона, и германский роман воспитания (Виланд, Гете), и Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) французская философская повесть. Уникальны по структуре, поражают новизной подхода к изображению человека и «Робинзон Крузо» Дефо, и «Сентиментальное путешествие» Стерна, и «Новая Элоиза» Руссо.

Достояние и обилие повествовательной прозы XVIII в. не исчерпывается фактически просветительским Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) романом. Такие книжки, как «Манон Леско» Прево либо «Опасные связи» Шодерло де Лакло, только какими-то отдельными гранями соприкасаются с генеральным направлением публичных мыслях эры. Вкупе с тем они неотделимы от Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) современного им литературного процесса. Гуманистический план романа о кавалере де Грие и Манон Леско отвечал самому духу Просвещения, а мастерство изображения людского нрава почти во всем предсказывало художественные открытия сентиментализма — опыт Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) многопланового рассмотрения людской личности в противоречивом сочетании добра и зла, добродетели и порока (Стерн, «Исповедь» Руссо). Роман в письмах Шодерло де Лакло продолжал традицию Ричардсона, Руссо и совместно с тем открывал дорогу критичному реализму Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) XIX и XX вв.

25

Совсем новый тип романа выдвинул период предромантизма. Это была уже полемика против оптимизма Просвещения, отказ от программного положительного героя — носителя идеи разума.

Кафедрой и трибуной для просветителей был Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) театр. Сатирические комедии Филдинга и практически вся драматургия Гольдони, «Женитьба Фигаро» Бомарше и «Разбойники» Шиллера были рассчитаны не на избранных ценителей: спектакли были адресованы демократическому зрителю, это были акты публичной Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) борьбы в XVIII в. Вместе с классицистической катастрофой (представленной также очень различными эталонами), XVIII век открыл мещанскую драму, новый жанр, отразивший процесс демократизации театра. И в конце концов, особого расцвета достигнула комедия Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор), представленная такими мастерами, как Хольберг, Гей, Филдинг, Шеридан, Бомарше, Гольдони.

Большущая сила воздействия драматических шедевров XVIII в. состояла не только лишь в обличении феодального мира, в суровых и бесчеловечных приговорах, звучащих со сцены Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор). Глубоко тревожил и завлекал сердца зрителей образ самого обличителя, героя — носителя просветительской программки (к примеру, Карла Моора либо развеселой, находчивой плебейки Мирандолины). В этом состоит одна из особенностей литературы эры — она несет Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) внутри себя высочайший нравственный эталон, в большинстве случаев воплощаемый в виде положительного героя. Создавая эти образы, писатели XVIII в. решали новаторскую задачку. Прославляя энергичного человека новейшей, буржуазной эры, они далековато Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) не всегда идеализировали буржуа. И во всяком случае, не добродетельные буржуа, встречающиеся в произведениях литературы Просвещения, принесли многим писателям всемирную славу. «Лондонский купец» Лилло пережил свое время разве только благодаря злой пародии Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) на него, написанной Теккереем. А «Опера нищих» Гея и «Женитьба Фигаро» Бомарше живут и доныне.

Дух отрицания и критики всего отживающего, восторжествовавший в XVIII в., естественно вел к расцвету сатиры. Слова Ювенала: «Трудно Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) не писать сатиры» — Галлер поставил эпиграфом к одной из собственных поэм. Но этот эпиграф могли бы взять себе и Монтескье к «Персидским письмам», и Смоллет к романам, и Парини к сатирической поэме Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) «День». Сатира просачивается во все жанры и выдвигает мастеров мирового масштаба (Свифт, Вольтер).

Существенно скромнее представлена в эру Просвещения поэзия. По-видимому, господство рационализма в первой половине века не достаточно благоприятствовало Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) развитию лирического творчества. В известной мере сказалось и отрицательное отношение большинства просветителей к фольклору. Народные песни они принимали как «варварские звуки», они им казались простыми, не отвечающими требованиям разума. И только в конце столетия выдвигаются Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) поэты, вошедшие в мировую литературу: Бернс, Шиллер, А. Шенье, Гете.

Тут примечательна роль Вико и в особенности Гердера, не только лишь опубликовавшего сборник народных песен различных народов, да и Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) на теоретическом уровне поставившего делему народности. Для современников было внезапным как «открытие настоящего Гомера», осуществленное Вико, так и то, что произведения устного народного творчества оценивались Гердером в одном ряду с шедеврами письменной литературы. Сопоставление песни Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) литовской девицы с песней Сапфо прозвучало как вызов всем фанатам неповторимого величия старых классиков.

Как ранее говорилось выше, Просвещение — это идеология, и в художественном творчестве оно представлено различными направлениями. В литературоведении Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) Запада весь европейский XVIII век в большинстве случаев преподносится под знаком эволюции от классицизма XVII в. к романтизму XIX в. При таком подходе XVIII в. не исследуется как особенная эра; игнорируется своеобразие Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) литературы Просвещения, то единство философских, социально-политических и эстетических принципов, которое определяет дух века.

Меж тем роль каждого из направлений становится понятной исключительно в соотношении с этой общей идеологической тенденцией Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор). Следует также учесть, что литература Просвещения развивалась в окружении других — непросветительских — литературных направлений — и в борьбе, и во содействии с ними.

Барокко уже не играет таковой главенствующей роли, какую оно игралось в XVII в. Правда Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор), в архитектуре, а частично и в изобразительном искусстве многих государств продолжают еще долгое время создаваться значимые произведения в барочной манере. В литературе же в большинстве случаев мы встречаемся только с Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) запоздалыми отзвуками барокко (в лирике Гюнтера и Брокеса в Германии, в поэзии и драматургии драйденовской школы в Великобритании, во фьябах и в особенности в комедиях плаща и шпаги, создаваемых К. Гоцци Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор)). Некое исключение составляет Испания, где барочное направление XVII в. воспринималось в XVIII в. как государственная традиция в противовес классицизму, который многим деятелям тех пор представляется чужеродным явлением. Традиция барокко сохраняет свое живое значение и Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) в австрийском театре.

26

Иллюстрация: М. Д. Пепельман.
Дворцовый ансамбль Цвингер

Дрезден. 1711—1728 гг.

Более обширное распространение в XVIII в. не только лишь в изобразительном искусстве, да и в литературе получило рококо, явившееся Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) специфичной трансформацией отдельных черт барокко. Это было искусство гедонизма, в каком опосредованным образом отразился кризис феодально-абсолютистского строя. Живописцы и поэты рококо славили жизнь как погоню за мимолетным удовольствием, как галантную игру «любви и Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) случая», как быстротечный праздничек, которым правят Вакх и Венера. Беззаботность этого утонченного и эгоцентрического культа чувственных радостей бытия подтачивается, но, в искусстве рококо сознанием того, что и они мимолетны и скоропреходящи. Отсюда Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) — колер печалься, которой подернуты даже самые торжественные, декоративные полотна Ватто либо Фрагонара, так же как и любовная лирика «нежного Парни» (как именовал его Пушкин).

Для поэтического стиля рококо свойственны неповторимость формы Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор), смышленая игра слов, декоративность пейзажа, недоговорки и намеки, время от времени галантность граничит с фривольностью.

Но рококо, так же как и породившее его барокко, не было внутренне единым направлением. Рассматривать рококо Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) только как явление аристократическое было бы принципно ошибочно. Для писателей Просвещения школа рококо часто могла стать шагом в эмансипации чувственного. Какими-то гранями были близки просветителям и такие черты рококо, как гедонизм Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор), эпатирование церковного ханжества. Потому отражение рококо мы обнаруживаем и в «Нескромных сокровищах» Дидро, и в «Орлеанской девственнице» Вольтера. Интенсивно принимали традицию рококо Метастазио и Виланд; опыт рококо не прошел безо всяких следов Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) для юного Гете.

Сложную и глубокую трансформацию претерпевает в литературе XVIII в. классицизм, испытывающий на для себя воздействие Просвещения. Правда, длительное время остается непреложным авторитет Буало и художественных образцов Корнеля и Расина. Но даже Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) в самой Франции при формальной приверженности эстетическим догмам XVII в. новое содержание трагедий Вольтера диктует и новый подход к изображению

27

героев и среды. Изменяются акценты, происходит отход от антропоцентрической концепции мира Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор), соответствующей для классицизма XVII в. У Вольтера — драматурга и создателя философских повестей — внимание сосредоточено уже не на отдельной личности, а на обществе, частью которого она является. Возникает новый тип героя, к примеру мудреца Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) («Задиг»), который стремится «просвещать» других, прилагает усилия, чтоб «вывести правду из сферы познания для избранных» (Д. Д. Обломиевский). Сама структура катастрофы под пером Вольтера изменяется, усиливаются живописные элементы. Резко отвергая Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) Шекспира, Вольтер совместно с тем начинает учесть его опыт.

Исходя из воспитательных, пропагандистских задач, которые они ставили перед театром, драматурги XVIII в., в том числе и классицисты, усиливают публицистическое звучание собственных произведений Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор), часто превращая героя в рупор просветительских мыслях. Новаторской явится в конце века, в преддверии революции, и драма М.-Ж. Шенье, и живопись Давида. В Италии писатели-классицисты в борьбе с традициями Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) барокко ориентируются не только лишь на древние эталоны (Пиндар, Анакреонт), да и на традиционную литературу собственного, государственного Возрождения (Петрарка и петраркисты XVI в.), при этом у наилучших из их, к примеру у Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) Парини, строгая классицистичность языка и стиля смешивается с сатирой на современную социальную реальность, что, естественно, ведет к существенному расширению художественных способностей классической классицистской поэтики. Схожее явление наблюдается в британском классицизме. А. Поп в поэме Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) «Виндзорский лес» передает реальные приметы британского пейзажа, а в горацианских сатирах и посланиях, следуя древним образчикам, делает настолько живы портреты собственных британских современников, что читатели безошибочно выяснят оригиналы. Тем подрывался принцип «универсальности», на Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) котором настаивал Буало. Ведь по его плану «Поэтическое искусство» формулировало правила, общие для искусства всех государств, а никак не только лишь для французов: эталон предполагался единый — античность.

Но в Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) бурных спорах века ничего не осталось от этой условной модели античности. Так, в Германии Готшед еще во всем полагался на авторитет литературы французского классицизма (при всем этом не столько на ее художественный опыт, сколько на Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) теорию Буало). Лессинг высмеял это как преклонение перед зарубежным, а в «Лаокооне» отдал новейшую трактовку древнего искусства. Он отторг одно из важных положений Горация (о том, что поэзия, подобна живописи Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор)) и, ссылаясь на эталоны греческой статуи, также на Гомера и Аристотеля, доказал просветительский принцип действующего искусства.

Иллюстрация: С. Геснер. Идиллии

Титульный лист. Цюрих, 1756 г.

Появившаяся сразу теория Винкельмана только отчасти перекликалась Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) с эстетикой Буало. Воздействие ее на разумы современников было независимо от французского классицизма, и веймарский классицизм Гете и Шиллера, преемственно восходящий к Винкельману, — явление совсем оригинальное, не имеющее параллелей в других европейских литературах.

Творчество величавых Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) веймарцев так самобытно, что французские историки литературы (к примеру, Анри Пейр), исходя из опыта собственной государственной литературы, вообщем ставят под колебание принадлежность Гете и Шиллера к классицизму. По правде, новаторским является и Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) самый жанр катастрофы «Ифигения в Тавриде», в какой конфликт снимается примирением, а героиня — носительница просветительского эталона «чистой человечности».

28

Иллюстрация: Ж.-Л. Давид.
Клятва Горациев. 1784—1785 гг.

Париж. Лувр

Заного осмысляется древная Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) традиция в «Римских элегиях» Гете: это сначала традиция римских поэтов Катулла, Тибулла, Проперция, воспринятая в ее исторической самобытности, а не через призму канонов XVII в. И сразу пред нами — лирический герой, носитель современного Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) сознания, просветительского оптимизма, поэт, человек, мыслитель на фоне современного Гете Рима. Шиллер, приступая к работе над «Марией Стюарт», перечитывает Корнеля и в письме к Гете (31 мая 1799 г.) порицает «ложный вкус» и Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) «дурные привычки французской манеры». В классицистической лирике позднего Шиллера в особенности остро выражена тоска по эталону, а трагические интонации его «Праздника победителей» уже вписываются в романтическую систему образов.

Таким макаром, если Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) сначала века признавалась единая система классицизма на базе французской модели XVII в., то в процессе художественного освоения новейшей просветительской темы в различных странах складывались свои национальные варианты классицизма, на самом деле расшатывавшие нормативную Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) эстетику XVII в.

Совсем новым направлением в литературе XVIII в. стал сентиментализм. Культ чувства не противоречил у просветителей культу разума. И в том и в другом случае они обращались к некоей естественной Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор), как им казалось, норме, с которой можно было соотносить реальные людские поступки. Природа для их разумна, а Разум естествен.

В суждениях ранешних просветителей главенствовал Разум. Потому можно гласить о рационалистическом шаге Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) в истории Просвещения. Некие историки литературы только этот шаг и считают фактически просветительским. Но, так как Просвещение никак не сводится к одному рационализму, а представляет собой непростой комплекс философских, публичных и эстетических мыслях, было Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) бы неправомерно искусственно сузивать масштабы этого движения и выводить за его рамки и романы Стерна, и «Новую Элоизу» Руссо, и «Страдания молодого Вертера» Гете, и всех поэтов и драматургов «Бури Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) и натиска» — другими словами, все те новые в эстетическом отношении, очень значимые явления 2-ой половины XVIII в., с которыми мы сначала и связываем понятие «сентиментализм».

Естественно, не случаем сентиментализм появляется на сравнимо позднем Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) шаге Просвещения, когда находится ограниченность чисто рационалистического подхода к жизни. Но, отвергая прохладную рассудочность, сентименталисты сохраняют верность гуманистическим публичным эталонам Просвещения. В ряде всевозможных случаев сентименталисты обличают современную им феодально-сословную реальность Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) еще больше решительно и резко, чем это делали писатели рационалистического просвещения. Довольно вспомнить о боевых политических тенденциях, выраженных в наилучших произведениях «Бури и натиска».

Место сентиментализма в литературе Просвещения нельзя найти Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) совершенно точно. Провозглашение примата чувства смешивалось с различными течениями снутри просветительского движения. Сентиментализм еще противоречивее, чем преждевременное Просвещение. Апелляция к эмоциям «естественного человека» могла будить протест против «противоестественности» всех форм подавления и Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) деспотизма, но они же могли уводить от реальности в область более либо наименее абстрактных желаний на лоне условной, меланхолической природы.

В миропонимании и творчестве Руссо сентиментализм связан с очень конструктивными позициями в социальной области. Но Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) руссоисты далековато не всегда бывали сторонниками общественно-политических эталонов Жан-Жака. Апология чувства, выраженная в романе «Новая Элоиза», воспринималась нередко в полном отрыве от величавых мыслях Руссо — страстного поборника прав народных Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор). Потому посреди его поклонников

29

оказались и Робеспьер, и Мария Антуанетта. В европейской литературе конца XVIII — начала XIX в. на Руссо будут ссылаться, с одной стороны, Шиллер и Байрон, а с другой — писатель Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) других политических убеждений — Шатобриан.

Как художественное направление сентиментализм открывает новые грани в изображении людской личности. Конкретно опыт Руссо и Стерна окажет существенное воздействие на творчество Стендаля и Толстого и многими гранями увидит Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) себя в реалистической литературе XX столетия.

В истории литературы сентиментализм не всегда верно отграничивается от предромантизма. Меж тем это различные явления (что, понятно, не исключает меж ними связи и взаимовлияния). Главное Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) отличие состоит тут в том, что сентиментализм — одно из направлений литературы зрелого Просвещения, а предромантизм — выражение кризиса просветительской мысли и даже прямого отказа от нее.

Предромантические явления, возникающие в литературе приемущественно Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) в последней трети XVIII в., были очень неоднородны по собственной социальной, идейной и эстетической природе, и потому самый термин «предромантизм» часто ставится под колебание.

Так, с предромантизмом в британской литературе связывают рвение Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) спасти от смерти вековые поэтические ценности, сделанные народом, от разрушительной, нивелирующей «работы» истории, которая в особенности наглядно заявляла о для себя в Великобритании в эру земельного и промышленного переворота, уничтожая целые сословия и Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) классы и угрожая предать забвению весь мир патриархальных народных представлений и устной поэзии. Желанием сохранить монументы навечно уходящей старины вызваны и труды собирателей народных баллад и песен (Перси), а потом и те подражания Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) этим поэтическим памятникам, посреди которых в особенности выделяются своим широчайшим литературным резонансом поэмы Оссиана Макферсона. В то же время подобная деятельность И.-Г. Гердера, составителя сборника «Голоса народов в их Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) песнях», при всем этом прямо ссылавшегося в собственных статьях на Перси и Макферсона, в трудах по германской литературе обычно не рассматривается как явление предромантизма.

Значительно, дальше, что в те же годы появляется оппозиция Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) просветительской идеологии и эстетики. Так, к примеру, Уолпол, глубоко презиравший и приверженца философии разума Филдинга, и сентименталиста Голдсмита, пишет свою фантастическую рыцарскую повесть «Замок Отранто», демонстративно заменяя логику здравого смысла и законов Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) природы иррациональной «логикой» кошмаров и следуя той эстетике устрашающего и таинственного, теоретиком которой был Берк.

Но этот так именуемый «готический» роман также понятие многозначное. Так, делаются пробы скооперировать поэзию загадочного и таинственного с Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) полностью оптимальным его разъяснением (как, к примеру, в романах А. Радклиф); при всем этом схожий роман часто содержит в себе критику и феодальной деспотии, и церковного деспотизма, и суеверия.

Таким макаром, понятие Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) предромантизма очень условно и на теоретическом уровне неточно: если явны разные нюансы кризиса просветительского миропонимания, сокрытой и прямой антипросветительской пропаганды, то очень спорен вопрос, в какой мере тут предвосхищается романтизм, который Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) и собственной идеологией, и эстетикой значительно отличен от тех явлений, которые обозначаются как предромантические.

Только важен вклад XVIII в. в историю реализма. Необыкновенно расширяется и демократизируется тема литературы, главное место начинает Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) занимать новый герой из третьего сословия. Требование актуальной правды, глубочайшего зания людской природы повсевременно звучит в высказываниях Филдинга, Гольдони, Дидро, Лессинга, писателей «Бури и натиска».

Филдинг, реалистически переосмысляя аристотелеву теорию мимесиса, приравнивает романиста к историку Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) характеров, вменяет ему в обязанность общение «с людьми всех званий и состояний, так как познание так именуемого высшего общества не обучит его жизни людей низшего класса, е converso знакомство с Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) низшей частью населения земли не откроет ему характеров высшей части». Более того, он считает, что романист имеет даже достоинства перед историком, скованным необходимостью следовать за ходом событий. Ведь романист вправе откинуть Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) все малозначительное; он воспроизводит жизнь, обобщая ее и раскрывая внутренние драматические противоречия, которыми обосновано ее развитие. «Мы... хотят, — писал Филдинг, — держаться... быстрее способа тех писателей, которые занимаются изображением революционных переворотов, чем подражать трудолюбивому многотомному историку Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор), который... считает себя обязанным истреблять столько же бумаги на подробное описание месяцев и лет, не ознаменованных никакими восхитительными событиями, сколько он уделяет ее на те достопримечательные эры, когда на Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) подмостках мировой истории разыгрывались величайшие

30

драмы». В собственной теории смешного Филдинг особо выделяет критико-обличительную его функцию.

Рассуждения Дидро о драматической поэзии замечательны не только лишь полемикой с классицизмом во имя естественности и простоты Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) сценического искусства, да и тем, что он выдвигает перед драматургом задачку изображения публичных «состояний»: личность, другими словами, должна быть понята в ее соц бытии. «Парадокс об актере», так же как и Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) наинтереснейшие «Салоны» Дидро (посвященные критичному разбору новинок живописи и статуи) содержат глубочайшие мысли относительно соотношения меж искусством и реальностью. Живописец, обосновывает Дидро, призван не просто копировать жизнь, но воспроизводить ее в особенной Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) форме. Личные, единичные подробности не только лишь могут, да и должны быть принесены в жертву во имя цельности художественного вида.

Принципиальные положения эстетики просветительского реализма были обусловлены Лессингом в «Лаокооне» и «Гамбургской Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) драматургии».

Многие писатели XVIII в. стремятся уверить читателей, что их книжки не вымысел, а доподлинная, практически документальная запись происшедшего. Этого сначала добивался новый читатель. С особенным доверием он относился к книжке Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор), на титульном листе которой было обозначено: «написано им самим» (т. е. героем повествования) либо, по последней мере, как сказано в названии «Молль Флендерс», «написанное по ее своим заметкам». Собственной большой популярностью «Памела» Ричардсона Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) либо «Страдания молодого Вертера» Гете не в последнюю очередь были должны доверчивой вере читателей и читательниц в то, что издателю удалось предать гласности подлинные письма и дневники героев. Паломничества на места Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) деяния романов также связаны с схожим восприятием художественных произведений. Но, очевидно, для самих писателей эта иллюзия подлинности была только одним из средств сотворения художественного вида, методом к освоению новых пластов реальности.

Более Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) важное место в литературе эры занимали и книжки, создатели которых не достаточно хлопотали о правдоподобии (Вольтер в «Кандиде» и других собственных философских повестях), обращались к умопомрачительным сюжетам (история Фауста у Клингера и Гете, опиравшихся Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) и на традицию народных книжек о Фаусте) либо делали драмы-притчи на условно-историческом материале («Натан Мудрый» Лессинга).

В конце концов, когда молвят об особенностях художественного освоения мира писателями XVIII в Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор)., в том числе и реалистами, непременно отмечают еще одну черту — дидактизм. Некие историки литературы даже подчеркивают это в терминологии: они именуют реализм XVIII в., в отличие от критичного — XIX в., дидактическим реализмом Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор). «Назидательной притчей» считает роман XVIII в. современный британский исследователь А. Кеттл.

Этот «дидактизм» вытекает из идейных задач Просвещения, и потому он находит выражение не только лишь в произведениях просветительского реализма, да Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) и в творчестве писателей других направлений, а именно в классицизме XVIII в. (типично, к примеру, заглавие катастрофы М.-Ж. Шенье «Карл IX, либо Урок королям»). «Уроки» несложно найти и в почти всех Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) произведениях слащавой прозы (в особенности ясно дидактизм выступает в «Векфильдском священнике» О. Голдсмита). Таким макаром, новенькая просветительская проблематика рождает новые художественные формы; дидактизм не противоречит в ней поэзии и правде просветительского искусства Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор). Он связан с обязательным рвением донести до читателя ту либо иную важную общественную либо этическую идею, уверить в приемуществе разума. В расстановке действующих лиц именитых романов XVIII в. есть логика «назидательной притчи Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор)»: естественная, обычная людская природа противоборствует всему тому, что не соответствует этой норме. В ряду положительных героев — Робинзон и Том Джонс, Простодушный Вольтера и Фигаро, Натан и Макс Пикколомини. Но это никак не прямолинейное Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) разделение на хороших и злых, ангелов и злодеев. Правда не преподносится читателю в готовом виде, она обретается героем в борьбе, в поисках и рвениях.

Гигантскую роль в литературе Просвещения играют потому, вместе с Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) прямым обличением либо огненным выражением чувства, феномен, драматичность, юмор. Мысли и явления поворачиваются под различными углами зрения, рассматриваются в различных ракурсах, проверяются опытом, пока не выясняется их действительная суть. Часто современная европейская Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) реальность дана в восприятии изумленного иностранца («Персидские письма» Монтескье, «Гражданин мира, либо Письма китайца» Голдсмита) либо человека, выросшего в другой среде, воспитанного «природой», как гласили просветители («Поль и Виржини» Бернардена де Сен Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор)-Пьера, «Простодушный» Вольтера).

Конкретно к эре Просвещения относится зарождение философского романа и драмы, настолько всераспространенных в XX в. Довольно напомнить о романах Вольтера и Дидро либо о «Фаусте» Гете. Но даже Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) социально-бытовой роман, поразивший читателей неизвестной дотоле близостью

31

Иллюстрация: Ж.-Л. Приер Младший
Взятие Бастилии. 1789 г.

Набросок. Париж. Музей Карнавале

к жизни, никак не является просто описательным — это сначала проблемный роман. Соотнесение Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) реального человека с реальной реальностью, и а именно с бытом, оказывается не просто новшеством, но содержит возможность для приемлимо просветительских выводов и философских обобщений. Бесспорной наградой Гете в романе «Годы учения Вильгельма Мейстера Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор)» является потрясающее изображение быта германской провинции XVIII в. Но не в этой жанровой живописи художественная цель создателя. Показать становление личности героя, наглядно представить поиски человеком достойного места в жизни — вот к чему Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) стремится романист Гете. «Вильгельма Мейстера» относят к жанру «роман воспитания». Это понятие можно распространить на многие творения повествовательной прозы этой эры.

Литература XVIII в. пронизана духом исследования. Не отступая от актуальной правды, достоверно Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) изображая вещественную среду и духовную атмосферу собственного времени, писатель охотно прибегает к тесту, вроде бы испытывая человека в различных ситуациях, исследуя его способности. Отсюда — роман-притча, драма-притча. Счастливый конец таковой Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) притчи далековато не всегда гласит о наивности создателя либо о его стремлении обойти трудности. Развязка сюжета определяется жизнеутверждающим, оптимистическим планом писателя. Так, у Гете поражение Мефистофеля предрешено уже в «Прологе на небесах». Сюжет катастрофы Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) подчинен просветительскому плану — обосновать, что человек достоин собственного величавого назначения.

Таким макаром, литература эры Просвещения представляет собой отменно новый шаг после эры Возрождения и XVII в.: она отличается, как отмечено Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) выше, и нравом отображения реальности, и методом выражения авторского плана, и типом прогрессивного героя, и, в конце концов, особенностями мотивировки в развертывании сюжета, когда

32

поведение человека, с одной стороны, определяется вещественной средой, а с Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) другой — он является носителем Разума либо Природы.

В этом, непременно, состояло противоречие и просветительского реализма, и просветительской прозы и драматургии в целом. Некая «идеальность», «заданность» героя вызывала сомнения, в какой мере этот Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) герой был реальностью в тогдашней реальности. Совместно с тем конкретно таковой герой воплощал передовые идеи эры, и не случаем в конце века на трибуну французского Конвента поднялись Дантон, Марат, Робеспьер — прямые наследники Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) просветительской мысли, ученики Вольтера и Руссо.

Величавая французская революция знаменовала собой не только лишь крах режима Бурбонов — она обозначила исторический предел, коренной поворот от феодальной формации к капиталистической. Как заявил Гете после Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) битвы при Вальми, «началась новенькая эра глобальной истории».

Но конкретные отклики на действия во Франции писателей и философов западноевропейских государств были далековато не однозначны и частично отражали смятение и растерянность Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) перед лицом неслыханной ломки многолетнего уклада. И Гете, произнесший эти именитые слова, спустя три десятилетия признал, что ему длительное время не были видны благодетельные последствия революции. Потому отклики по свежайшим следам Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) событий, обычно, не отражают тех глубинных процессов, которые свидетельствовали об большом воздействии Величавой французской революции на весь ход идейного и художественного развития, на миропонимание писателей, их творчество и нрав образной системы.

Революция завершала эру Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) Просвещения, и в процессе революционных и первых послереволюционных лет критически переосмыслялась система философских, соц и эстетических взглядов просветителей.

Критику соц сторон буржуазного стиля жизни, духа стяжательства и эгоизма можно повстречать в почти Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) всех книжках XVIII в., в большинстве случаев в Великобритании, ранее других государств вступившей на путь капиталистического развития. Но только после Термидора оголились противоречия буржуазного строя, который оказался совершенно не похож на королевство разума Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор), обещанное просветителями.

Новое поколение мыслителей и писателей, вступивших в литературу в последние годы века, увидело мир, потрясенный революцией, даже если эти писатели жили и работали в странах, где старенькый порядок держался Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) довольно крепко. Романтизм, формировавшийся в эти годы, явился философской и художественной реакцией на весь XVIII в., с его культом разума и «естественной природы», с революцией, его завершившей, и сначала страстным взволнованным Литературы Западной Европы [XVIII в.] - Г. П. Бердников (главный редактор) откликом на те задачи, которые выдвигало новое буржуазное общество.





literaturnij-enciklopedicheskij-slovar-82-glava.html
literaturnij-enciklopedicheskij-slovar-89-glava.html
literaturnij-geroj-adrienna-lekuvrer-sochinenie.html